• По всей Италии рассказывают историю о трех апельсинах. Но вот удиви-

     

    тельно - в каждой местности ее рассказывают по-своему. Но Генуэзцы гово-

    рят одно, неаполитанцы - другое, сицилийцы - третье. А мы выслушали все

    эти сказки и теперь знаем, как все случилось на самом деле.

    Жили когда-то король и королева. Был у них дворец, было королевство,

    были, конечно, и подданные, а вот детей у короля и королевы не было.

    Однажды король сказал:

    - Если бы у нас родился сын, я поставил бы на площади перед дворцом

    фонтан. И била бы из него не вино, а золотистое оливковое масло. Семь

    лет приходили бы к нему женщины и благословляли бы моего сына. Скоро у короля и королевы родился прехорошенький мальчик. Счастливые

    родители выполнили свой обет, и на площади забили два фонтана. В первый

    год фонтаны вина и масла вздымались выше дворцовой башни. На следующий

    год они стали пониже. Словом, королевский сын, что ни день, становился

    больше, а фонтаны - меньше.

    На исходе седьмого года фонтаны уже не били, из них по капле сочилось

    вино и масло.

    Как-то королевский сын вышел на площадь поиграть в кегли. А в это са-

    мое время к фонтанам притащилась седая сгорбленная старушонка. Она при-

    несла с собой губку и два глиняных кувшина. По каплям губка впитывала то

    вино, то масло, а старуха выжимала ее в кувшины.

    Кувшины почти наполнились. И вдруг - трах! - оба разлетелись в череп-

    ки. Вот так меткий удар! Это королевский сын целился большим деревянным

    шаром в кегли, а попал в кувшины. В тот же миг иссякли и фонтаны, они

    уже не давали ни капли вина и масла. Ведь королевичу как раз в эту мину-

    ту исполнилось ровно семь лет.

    Старуха погрозила скрюченным пальцем и заговорила скрипучим голосом:

    - Слушай меня, королевский сын. За то, что ты разбил мои кувшины, я

    положу на тебя заклятье. Когда тебе минет трижды семь лет, на тебя напа-

    дет тоска. И станет она тебя терзать, пока ты не найдешь дерево с тремя

    апельсинами. А когда ты найдешь дерево и сорвешь три апельсина, тебе за-

    хочется пить. Тогда-то мы и посмотрим, что будет.

    Старуха злорадно засмеялась и поплелась прочь.

    А королевский сын продолжал играть в кегли и через полчаса уже забыл

    и о разбитых кувшинах, и о старухином заклятье.

    Вспомнил о нем королевич, когда ему исполнилось трижды семь - двад-

    цать один год. Напала на него тоска, и ни охотничьи забавы, ни пышные

    балы не могли ее развеять.

    - Ах, где найти мне три апельсина! - повторял он.

    Услышали это отец-король и мать-королева и сказали:

    - Неужели мы пожалеем для своего дорогого сына хота три, хоть три де-

    сятка, хоть три сотни, хоть три тысячи апельсинов!

    И они навалили перед королевичем целую гору золотистых плодов. Но ко-

    ролевич только покачал головой.

    - Нет, это не те апельсины. А какие те, что мне нужны, и сам не знаю.

    Оседлайте коня, я поеду их искать

    Королевичу оседлали коня, он вскочил на него и поехал Ездил, ездил он

    по дорогам, ничего не нашел. Тогда свернул королевич с дороги и поскакал

    напрямик. Доскакал до ручья вдруг слышит тоненький голосок:

    - Эй, королевский сын, смотри, как бы твой конь не растоптал моего

    домика!

    Посмотрел королевич во все стороны - никого нет. Глянул под копыта

    коню - лежит в траве яичная скорлупка. Спешился он, наклонился, видит -

    сидит в скорлупке фея. Удивился королевич, а фея говорит:

    - Давно у меня в гостях никто не бывал, подарков не приносил.

    - Спасибо тебе, - сказала фея, - у меня теперь будет золотая кровать.

    За это я тебе открою тайну. Алмазный ключик лежит в хрустальном ларце.

    - А где же ларец? - спросил юноша.

    - Это знает моя старшая сестра, - ответила фея. - Она живет в орешни-

    Королевич разыскал орешник. Самая старшая фея устроила себе домик в

    скорлупке лесного ореха. Королевский сын снял с шеи золотую цепочку и

    подарил ее фее. Фея подвязала цепочку к ветке и сказала:

    - Это будут мои качели. За такой щедрый подарок я скажу тебе то, чего

    не знают мои младшие сестры. Хрустальный ларец находится во дворце. Дво-

    рец стоит на горе, а та гора за тремя горами, за тремя пустынями. Охра-

    Сорока заглянула в окошко и закричала:

    - Спит, спит! Глаз у него закрыт!

    - Э, - сказал себе королевич, - сейчас не время входить во дворец.

    Подождал он до ночи. Пролетала мимо сова. Королевич попросил ее:

    - Совушка, сова, загляни в дворцовое окошко. Посмотри, спит ли сто-

    рож.

    Сова заглянула в окошко и проухала:

    - Ух-ух! Не спит сторож! Глаз у него так на меня и смотрит.

    - Вот теперь самое время, - сказал себе королевич и вошел во дворец.

    Там он увидел одноглазого сторожа. Около сторожа стоял трехногий сто-

    лик, на нем хрустальный ларчик. Королевич поднял крышку ларчика, вынул

    алмазный ключик, а что открывать им - не знает. Стал он ходить по двор-

    цовым залам и пробовать, к какой двери подойдет алмазный ключик. Переп-

    робовал все замки, ни к одному ключик не подходит. Осталась только ма-

    ленькая золотая дверка в самом дальнем зале. Вложил королевич алмазный

    ключик в замочную скважину, он пришелся, как по мерке. Дверца сразу рас-

    пахнулась, и королевич попал в сад.

    Посреди сада стояло апельсиновое дерево, на нем росли всего-навсего

    три апельсина. Но какие это были апельсины! Большие, душистые, с золотой

    кожурой. Словно все щедрое солнце Италии досталось им одним. Королевский

    сын сорвал апельсины, спрятал их под плащ и пошел обратно.

    "Да ведь у меня есть три апельсина! - сказал он себе. - Съем один и

    утолю жажду!"

    Едва он надрезал кожуру, апельсин распался на две половинки. Из него

    вышла красивая девушка.

    - Дай мне пить, - попросила она жалобным голосом.

    Что было делать королевичу! Он ведь и сам сгорал от жажды.

    - Пить, пить! - вздохнула девушка, упала на горячий песок и умерла.

    Погоревал над ней королевич и поехал дальше. А когда оглянулся, то

    увидел, что на том месте зеленеет апельсиновая роща. Королевич удивился,

    но назад возвращаться не стал.

    Скоро пустыня кончилась, юноша подъехал к лесу. На опушке приветливо

    журчал ручеек. Королевич бросился к ручью, сам напился, вволю напоил ко-

    ня, а потом сел отдохнуть под раскидистым каштаном. Вынул он из-под пла-

    ща второй апельсин, подержал его на ладони, и стало томить королевича

    любопытство так же сильно, как недавно томила жажда. Что скрыто за золо-

    той кожурой? И королевич надрезал второй апельсин.

    Апельсин распался на две половинки, и из него вышла девушка. Она была

    еще красивее, чем первая.

    - Дай мне пить, - сказала девушка.

    - Вот ручей, - ответил королевич, - вода его чиста и прохладна.

    Девушка припала к струе и мигом выпила всю воду из ручья, даже песок

    на дне его стал сухим.

    - Пить, пить! - опять застонала девушка, упала на траву и умерла.

    Королевич очень огорчился и сказал:

    - Э, нет, уж теперь-то я и капли воды в рот не возьму, пока не напою

    третью девушку из третьего апельсина!

    И он пришпорил своего коня. Проехал немного и оглянулся. Что за чудо!

    По берегам ручья стеной встали апельсиновые деревья. Под густой зеленью

    их веток ручей наполнился водой и опять запел свою песенку.

    Но королевич и тут не стал возвращаться. Он поехал дальше, прижимая к

    груди последний апельсин.

    Как он страдал в пути от зноя и жажды, - и рассказать невозможно. Од-

    нако, рано или поздно, доскакал королевич до реки, что протекала у гра-

    ниц его родного королевства. Здесь он надрезал третий апельсин, самый

    большой и спелый. Апельсин раскрылся, словно лепестки, и перед королеви-

    чем появилась девушка невиданной красоты. Уж на что были хороши первые

    две, а рядом с этой показались бы просто дурнушками. Королевич взора не

    мог от нее отвести. Лицо ее было нежнее цветка апельсинового дерева,

    глаза зеленые, как завязь плода, волосы золотые, словно кожура спелого

    апельсина.

    Королевский сын взял ее за руку и подвел к реке. Девушка наклонилась

    над рекой и стала пить. Но река была широка и глубока. Сколько ни пила

    девушка, воды не убывало.

    Наконец красавица подняла голову и улыбнулась королевичу.

    - Спасибо тебе, королевич, за то, что дал мне жизнь. Перед тобой дочь

    короля апельсиновых деревьев. Я так долго ждала тебя в своей золотой

    темнице! Да и сестры мои тоже ждали.

    - Ах, бедняжки, - вздохнул королевич. - Это я виноват в их смерти.

    - Но ведь они не умерли, - сказала девушка. - Разве ты не видел, что

    - А ты не покинешь меня? - воскликнул королевич.

    - Не покину, если ты меня не разлюбишь.

    Королевич положил руку на рукоять своего меча и поклялся, что никого

    не назовет своей женой, кроме дочери короля апельсиновых деревьев.

    Он посадил девушку впереди себя на седло и поскакал к родному дворцу.

    Вот уже заблестели вдали дворцовые башенки. Королевич остановил коня

    и сказал:

    - Подожди меня здесь, я вернусь за тобой в золотой карете и привезу

    тебе атласное платье и атласные туфельки.

    - Не надо мне ни кареты, ни нарядов. Лучше не оставляй меня одну.

    - Но я хочу, чтобы ты въехала во дворец моего отца, как подобает не-

    весте королевского сына. Не бойся, я посажу тебя на ветку дерева, вот

    - Неужели это я? - закричала служанка. - Как я стала прекрасна! Вер-

    но, само солнце завидует моей красоте!

    Служанка подняла вверх глаза, чтобы посмотреть на солнце, и заметила

    среди густой листвы девушку. Тут служанка поняла, что видит в воде не

    свое отражение.

    - Эй, кто ты такая и что тут делаешь? - со злобой крикнула служанка.

    - Я невеста королевского сына и жду, когда он приедет за мной.

    Служанка подумала: "Вот случай перехитрить судьбу".

    - Ну, это еще неизвестно, за кем он приедет, - ответила она и приня-

    лась изо всех сил трясти дерево.

    Служанка быстро сказала:

    - Э, женишок, не беспокойся, это все у меня скоро пройдет. В глаз мне

    попала соринка, а ногу я отсидела на дереве. После свадьбы я стану еще

    лучше, чем была.

    Королевичу ничего другого не оставалось, как везти ее во дворец. Ведь

    он поклялся на своем мече.

    Отец-король и мать-королева очень огорчились, увидев невесту своего

    любимого сына. Стоило ездить за такой красоткой чуть не на край света!

    Но раз слово дано, надо его выполнять. Принялись готовиться к свадьбе.

    Настал вечер. Весь дворец так и сиял огнями. Столы были пышно накры-

    ты, а гости разряжены в пух и прах. Все веселились. Невесел был только

    королевский сын. Его томила тоска, такая тоска, будто он и не держал ни-

    когда в руках трех апельсинов. Хоть снова садись на коня да поезжай не-

    Невеста попробовала одного кушанья, попробовала другого, но каждый

    кусок так и застревал у нее в горле. Ей хотелось пить. Но, сколько она

    ни пила, жажда не унималась. Тогда она вспомнила про апельсин и решила

    его съесть. Вдруг апельсин выкатился у нее рук и покатился по столу, вы-

     



  • На главную